понедельник, 13 сентября 2010 г.

Стихи Гитлера, Сталина, Мао и др. .... людей...

Стало любопытно, как же часто их посещало вдохновение? (о некоторых авторах я знаю, только фамилию... что меня спасает от их поступков и дает возможность просто прочитать их мысли или настроение.)
Гениальный человек, обычно на все руки мастер. Ну сами подумайте,
как иногда надоедает управлять судьбами миллионов, топить народы в
крови, наконец искать оружие массового поражения там где его нет.
Иногда даже и на тиранов находит вдохновение.


Адольф Гитлер



Внезапно, в горькой ночи

Вижу Знак Вотана, окруженный немым сиянием,

Выковывая связь с таинственными силами.

Луна, в своем магическом колдовстве, чертит руны.

Все, что в течение дня было полным грязи,

Стало ничтожным пред магической формулой.

Так поддельное отделилось от подлинного.

А я нахожусь перед Связкой Мечей








Бенито Муссолини



ВЕСНА

Сонет



Смеялись берега в цветах невинных

И в изумруде бархатистых трав.

Весна их напоила из кувшинок,

Реки хрусталь сверкающий отдав.



Смеялись берега. Синели дали,

Она пришла — и песня полилась.

Цветы, росой умывшись, улыбались

И блестками играли, как алмаз.



Смеялись берега — и вновь звенела

Чарующая музыка Весны.

И вновь она душе о счастье пела

В залитой солнцем сказочной долине.

И были звуки нежные слышны

Твоей мелодии, о Боккерини.








Мао Цзе-Дун



Миллиционерки



Солнце поднимается над парадным плацем.

Как же вы красивы стоя на плацу

Стройные, литые дочери Китая

В новых гимнастёрках. Форма вам — к лицу.



Золотые лица, выдержка и воля,

Длинные винтовки женского полка.

Дочери Китая носят гимнастёрки,

Смело отвергая яркие шелка.



Товарищу Куо Мо-Йо



На нашей маленькой планете

ещё так много паразитов



Они жужжат, они летают,

они залазят на деревья



И похваляются размахом

паразитических владений



Для паразита так легко

сказать, что он венец природы



В Шанхае ветер гнёт деревья

и стрелы стонут в вышине



Тысячелетия так долги — нам будет дорог каждый день



Кипят четыре океана

и тучи нагоняют дождь



Пять континентов содрогает

небесный праведный огонь.



Ещё так много нужно сделать

земля вращается быстрей



И мы становимся сильнее,

смывая грязных насекомых.



В краю великих сосен



Красный, оранжевый, жёлтый,

зелёный и синий.

Кто же танцует там в небе — радугу держит в руке?

Дождик прошёл и солнце

склонилось к закату

красит холмы и долины в цвет голубой.



В тот год мы сражались

в разгаре отчаянной битвы.

И дыры от пуль усыпали

стены домов.

Теперь здесь нарядно:

повсюду одни украшенья.

Холмы приоделись,

и очень красиво вокруг.



Был нем и разорван народ мой родной.



Но вот петухи возвестили рассвет,

И вот уже свет озарил нас дневной,

И житель прибрежный, степной и лесной

Явились на праздник семьею одной.



Где ж лучший источник для песен, поэт!








Иосиф Сталин



Ходил он от дома к дому,

Стучась у чужих дверей,

Со старым дубовым пандури,

С нехитрою песней своей.

А в песне его, а в песне —

Как солнечный блеск чиста,

Звучала великая правда,

Возвышенная мечта.

Сердца, превращенные в камень,

Заставить биться сумел,

У многих будил он разум,

Дремавший в глубокой тьме.

Но вместо величья славы

Люди его земли

Отверженному отраву

В чаше преподнесли.

Сказали ему: "Проклятый,

Пей, осуши до дна...

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна!"



***

Когда луна своим сияньем

Вдруг озаряет мир земной

И свет ее над дальней гранью

Играет бледной синевой,

Когда над рощею в лазури

Рокочут трели соловья

И нежный голос саламури

Звучит свободно, не таясь,

Когда, утихнув на мгновенье,

Вновь зазвенят в горах ключи

И ветра нежным дуновеньем

Разбужен темный лес в ночи,

Когда, кромешной тьмой томимый,

Вновь попадет в свой скорбный край,

Когда кромешной тьмой томимый,

Увидит солнце невзначай, —

Тогда гнетущей душу тучи

Развеют сумрачный покров,

Надежда голосом могучим

Мне сердце пробуждает вновь,

Стремится ввысь душа поэта,

И сердце бьется неспроста:

я знаю, что надежда эта

Благословенна и чиста!



Утро



Раскрылся розовый бутон,

Прильнул к фиалке голубой,

И, легким ветром пробужден,

Склонился ландыш над травой.

Пел жаворонок в синеве,

Взлетая выше облаков,

И сладкозвучный соловей

Пел детям песню из кустов:

"Цвети, о Грузия моя!

Пусть мир царит в родном краю!

А вы учебою, друзья,

Прославьте Родину свою!"



***

Постарел наш друг Ниника,

Сломлен злою сединой.

Плечи мощные поникли,

Стал беспомощным герой,

Вот беда! Когда, бывало,

Он с неистовым серпом

Проходил по полю шквалом-

Сноп валился за снопом.

По жнивью шагал он прямо,

Отирая пот с лица,

И тогда веселья пламя

Озаряло молодца.

А теперь не ходят ноги —

Злая старость не щадит...

Все лежит старик убогий,

Внукам сказки говорит.

А когда услышит с нивы

Песню вольного труда,

Сердце, крепкое на диво,

Встрепенется, как всегда.

На костыль свой опираясь,

Приподнимется старик

И, ребятам улыбаясь,

Загорается на миг.








Джордж Буш младший



Розы красные, фиалки голубые,

как же я соскучился по тебе, мой комочек под одеялом.

Розы еще краснее, а я все печальнее,

глядя, как тебя целует этот обаятельный француз.

Собаки и кошка, они тоже по тебе тоскуют,

Барни все еще злится, что ты его уронила,

он съел твою туфлю.

Расстояние, моя дорогая, было такой преградой,

В следующий раз, когда захочешь приключений,

просто приземлись на авианосец.








Имам Хомейни



Дочь моя потребовала от меня новый стих.

Я ответил: могу подарить лишь пустяк.

Ты требовала стихов снова и снова, и вот он –

Еще один нескладный:

О, моя возлюбленная, только соединение с тобой излечит мою любовь,

И есть ли кто-то, не задетый пламенем, горящим в ее душе?








Сапармурат Туркменбаши



Да благоденствует туркменский мой народ!



Возрадуй милостью народ мой, о Аллах!

Да благоденствует туркменский мой народ!

Земле я кланяюсь во всех своих делах,

Да благоденствует туркменский мой народ,

И пусть всегда мой путь ведет его вперед!



Душа крылатая пусть в небо воспарит,

Пусть каждый подданный да счастие узрит,

И пусть из рода в род свободы свет горит,

Да благоденствует туркменский мой народ,

Счастливой жизнью пусть из века в век живет!



Пусть в даль времен летит зеленой птицей флаг,

Пусть будет солнечным народа каждый шаг,

Пусть славу нам поют творцы легенд и саг,

Да благоденствует туркменский мой народ,

Пусть веком золотым хранится каждый год!



О чем прапращуры мечтали в старину,

Какое время звал Фраги, кляня войну,

Создали мы теперь свободную страну,

Да благоденствует туркменский мой народ,

Дорогой праведной Аллах пусть нас ведет!



Когда един очаг, не знает нужд туркмен,

Могучий лев — туркмен, великий муж — туркмен,

Святое детище небесных дружб — туркмен,

Да благоденствует туркменский мой народ,

Пусть солнцем золотым грядущее взойдет!








Хо Ши Мин



из "Дневника заключённого"



"Дверь отворилась — дыхание ветра в камере.

Мы подняли головы — на небо взглянуть.

О, души, к небесной свободе летящие,

Помните ли вы о тех, что в тюрьме?"



"В тюрьме отмечаем праздник Осени.

Луна и ветер осенний несут с собою печаль...

Я не могу быть с ней, с осенней луною,

Но сердце мое идет за ней по пятам по всему небу."



"Ночью холодной, осенней — ни матраса, ни одеял —

Свернувшись, лежу и пытаюсь уснуть.

Лунный свет на листьях широких — лишь холодней;

Большая Медведица глядит сквозь решетку.








Радован Караджич



Сараево



Я слышу, как беда, сберегая силы,

подобно букашке ползет, но вдруг

раздавит букашку, как сорванный голос хилый

дробит тишина, высекая исконный звук.

Курится город, в заоблачный путь готовый.

Больная совесть стучит наугад в дома.

Шуршат пустые одежды по мостовой. Багровый

камень мертвеет в скудельнице стен. Чума!

Жара. Строй бронированных тополей

шагает ввысь отрешенно. Сухой и душный,

воздух-агрессор вторгается все смелей,

и человек превращается в столп воздушный.

Я знаю, се перст судьбы неминучей:

давно томится черный металл по ангарам;

и страх, принявший образ паучий,

возможный исход просчитывает недаром.








Юрий Андропов



Да, все мы смертны, хоть не по нутру

Мне эта истина, страшней которой нету.

Но в час положенный и я, как все, умру,

И память обо мне сотрет святая Лета.



Мы бренны в этом мире под луной:

Жизнь — только миг (и точка с запятой);

Жизнь — только миг; небытие — навеки.

КрутИтся во вселенной шар земной,

Живут и исчезают человеки.



Но сущее, рожденное во мгле,

Неистребимо на пути к рассвету.

Иные поколенья на Земле

Несут все дальше жизни эстафету.








Евгений Примаков



Доктор, как хорошо, что Вы рядом,

Дело даже не в медицине,

Боже, важней на целый порядок

То, что глаза у Вас синие-синие,



Серые, вдруг чуть-чуть зеленые,

Гамма, а не единый цвет.

В них — степное, размашисто-вольное

Прикавказье проожитых лет.



Вы прошли частокол испытаний

Сквозь начальников-пациентов.

Глаза стали немного печальны,

Но по-прежнему многоцветны.



Доктор с вами мне стало надежней —

Дело даже не в медицине,

Просто жизнь у всех очень сложная,

А глаза у Вас все-таки синие...



***

Давлю в себе раба — работаю в три смены,

Но прежним остаюсь в поступках и делах.

Быть может, наперед запрограммировали гены

До самого конца жить в кандалах?!








Cергей Лавров



Трэш! Трэш! — leha1989



Мы родились под сенью великого МГИМО —

Прекраснейшей из всех земных династий.

Здесь столько поколений навеки сплетено,

Дай Бог ему бессмертия и счастья.



Он нам открыл дорогу к заморским берегам,

И он нас научил любить Отчизну,

И гордость, как и стыд, делить с ней пополам,

Делить с ней все, что выпадает в жизни.



Припев:

Это наш Институт, это наше клеймо,

И другого вовеки не нужно.

Оставайся всегда, несравненный МГИМО,

Бастионом студенческой дружбы.



Впервые здесь у нас пробились голоса,

Впервые здесь задумались о главном.

Менял МГИМО названья, менял и адреса,

Но не менял своих традиций славных:



Учиться — так взахлеб, а пить — так до конца,

Не падать и идти упрямо к цели.

Рассыпаны по миру горячие сердца,

Надежные и в деле, и в веселье.



Припев.



Он нам помог себя на прочность испытать

И славой, и бедою, и богатством.

Он научил нас, как от жизни не устать

И сохранить студенческое братство.



Куда бы нас не бросило по миру — мы всегда

В любой стране и на любых маршрутах

Уверены — нам светит путеводная звезда

Над сводами родного Института








Владислав Сурков



Время угрюмое, кончились праздники,

Мир и покой, мир и покой.

Ломятся в дверь, это черные всадники,

Это за мной, это за мной.

Поздно, не скрыться,

Не стоит в смятении дуть на свечу.

Выйду, ни звуком не выдам волнения,

Не закричу.

Пусть меня гонят сквозь город простуженный

И через мост.

Прямо туда, где метелью разбуженный

Старый погост.

Буду бежать без оглядки, без отдыха,

Только быстрей, только быстрей.

Слыша в аккордах морозного воздуха

Топот коней, топот коней.

В прошлом останутся домики, садики,

Миф тишины, миф тишины.

Белые улицы, черные всадники,

Зимние сны, зимние сны.

Комментариев нет:

Отправить комментарий